Фонд Хелпус лого

Почему психоневрологические интернаты в Украине нуждаются в реформах?

4 апреля 2023, 19:45 86 Автор: Альберт Павлов helpus.org.ua Как живут воспитанники ПНИ и почему ПНИ – это большая проблема.

Почему психоневрологические интернаты в Украине нуждаются в реформах?

Как представляет себе психоневрологический интернат (ПНИ ) большинство украинцев? Думаю, об этих учреждениях вообще мало вспоминают. Многие путают их с психбольницами или попросту называют "дурдомами". Место, которое лучше обходить стороной. Поэтому ещё с советских времен большинство ПНИ размещали на отдаленных хуторах и окружали забором.

В 2009 я впервые побывал в одном из ПНИ Запорожской области. Около 240 мужиков от 18 до 80 лет жили в небольшом двухэтажном корпусе типа детского сада. В каждой небольшой комнате - 3-4 кровати, и совсем немного свободного места между ними. Темный коридор, с комнатами по обе стороны. На весь этот корпус - две небольшие общие комнаты для просморта телевизора. В каждой такой комнате собирается около 30 мужчин. Подвешенный под потолком неработающий телевизор, в который многие мужики почему-то внимательно смотрят.

Жители ПНИ - люди самые разные, и далеко не у всех есть психические заболевания. Есть просто люди с инвалидностью, не способные передвигаться из-за ДЦП или по другой причине. Есть люди с синдромом Дауна, глубокой умственной отсталостью или другим врожденными пороками развития. Есть люди со старческой деменцией, шизофренией. С ампутациями конечностей, обморожениями из-за алкоголизма. Есть те, у кого за спиной тюремный срок за убийство, а есть восемнадцатилетние мальчики с умственной отсталостью, только переведенные сюда из детского интерната.

Все это очень напоминает тюрьму, за исключением того, что большая часть персонала - женщины. На окнах нет решеток, и на заборе нет колючей проволоки.

В ночную смену одна нянечка может оставаться на обслуживании от 40 до 80 воспитанников. Если есть лежачие воспитанники - персонала чуть больше, но и его катастрофически не хватает. Поэтому у "лежачих" жителей ПНИ практически нет шанса побывать на улице, или хотя бы выехать из своей "палаты" в общую комнату. А ещё в учреждении стоит запах, от которого одежда воняет ещё долго после каждого визита.

Отдельного упоминания заслуживает маленький домик, в котором живут 18 наиболее "тяжелых" воспитанников. Эти люди практически не реагируют на окружающую действительность, не разговаривают, не могут себя обслуживать. Могут целый день сидеть, раскачиваясь, на скамейке и смотреть в стену. Некоторые могут время от времени издавать душераздирающие крики и проявлять агрессию. А кто-то - просто лежать, скрутившись в калачик, на бетонном полу под скамейкой. Но самое удивительное - в момент моего прихода в этом домике не было ни одной няни или санитара. Просто 18 мужиков, собранных в одной комнате, под присмотром другого воспитанника, из соседнего корпуса. Этот сурового вида мужик выполнял роль надсмотрщика, и не отличался в выборе средств по наведению порядка. И скорее всего, он получал привилегии от сотрудников за выполнение их работы. Обычно оплатой такой работы могут быть сигареты, спиртное, еда или другие ништяки.

Конечно, я описал вам не лучший интернат. В некоторых учреждениях корпуса меньше и комфортнее, места больше, и персонал более адекватен. Но в целом картина сохраняется - в каждом ПНИ от ста и более людей с тяжелой инвалидностью живут в довольно скученных условиях, в изоляции от общества, при минимальном количеством персонала, без надлежащего медицинского обслуживания.

С началом войны в эти интернаты били эвакуированы воспитанники с восточных областей, и ситуация стала ещё хуже. А ещё тысячи жителей ПНИ остались в оккупации, и судьба их в настоящий момент неизвестна.

За прошедшие годы я побывал во многих ПНИ Запорожской, Донецкой и Луганской областей. И каждый раз чувствовал, что мы просто обязаны изменить систему, которая унижает человеческое достоинство. Война лишь усугубила эту проблему.

На нашем сайте "Хелпус" мы создали целый раздел о проблемах этой системы, разместили истории жизни некоторых воспитанников. А недавно перевели множество статей и на английский язык, чтобы эти проблемы были понятны жителям других стран и международным фондам. Также, я описал своё видение способов решения этих проблем, и продолжаю этот документ уточнять и дополнять.

Хочется верить, что волонтерам, фондам и государству, при поддержке международных фондов, удастся сдвинуть ситуацию с ПНИ с мертвой точки. Буду рад любым полезным контактам, предложениям, идеям для работы в этом направлении. Пишите нам!