Хелпус - помощь взрослым, попавшим в беду
  

Психоневрологические интернаты: отдаленность, граничащая с забвением

В Украине — 151 психоневрологический интернат для людей с тяжелыми психическими расстройствами, из-за чего они чаще всего не могут жить самостоятельно. Эти люди — забыты и беспомощны. Общество «оградилось» от «них»

Автор: Андрей Черноусов, zn.ua
Опубликовано: 2012-07-25 16-00-00  Просмотров: 3233



В Украине — 151 психоневрологический интернат для людей с тяжелыми психическими расстройствами, из-за чего они чаще всего не могут жить самостоятельно. Эти люди — забыты и беспомощны. Общество «оградилось» от «них» расстояниями, заборами, определениями «спец-» и «психо-». А может, это мы больны, а не они?


Посещая в течение года разные психоневрологические интернаты, заметили: подавляющее большинство из них расположены на значительном расстоянии от областного центра. Так, средняя отдаленность психоневрологических интернатов от г. Харькова составляет 98,2 км, а самый высокий показатель по Украине в Полтавской области — 152,1 км, наиболее низкий в Ривненской — 42,5 км. Среднее расстояние от областных центров до интернатов по Украине составляет 83 км. Бросается в глаза и тот факт, что только 43 интерната (28%) расположены в городах, а остальные 108 (72%) — в отдаленных хуторах, селах и поселках городского типа.

Это просто совпадение, или — рожденная советской идеологией государственная политика?

История вопроса

После Второй мировой войны города, особенно крупные, были переполнены инвалидами-нищими. Их презрительно называли «самовары». Обилие инвалидов на улицах объяснялось очень просто: кто-то попрошайничал ради поддержки семейного бюджета, от многих отказались родственники, кто-то не захотел вернуться в семью, чтобы не стать для нее бременем.

Среди инвалидов были люди не только с физическими недостатками, но и психически больные. В разбитой войной стране, в условиях полного отсутствия системы предоставления социальных и медицинских услуг, они оставались наедине со своими болезнями. Тогдашний Народный комиссариат социального обеспечения был не в состоянии справиться с таким количеством лиц, нуждающихся в социальной и медицинской помощи. В соответствии с данными статистического сборника «Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил», во время Великой Отечественной войны было демобилизовано 2 млн. 576 тыс. инвалидов. И это только официальные цифры статистики. Учитывая методы и подходы к формированию статистической отчетности в СССР, можем утверждать, что таких людей было значительно больше. Ведь вопросы психического здоровья граждан правительство СССР не очень волновали, главное было — продемонстрировать миру, что государство-победитель лучшее по всем показателям и что психически больных в нем нет.

Решение проблемы было простым, быстрым, дешевым и соответствовало «законам послевоенного времени»… Один из современников писал в конце 1940-х — начале 1950-х: «Как-то, как обычно, пришел на Бессарабку и, еще не доходя до входа, услышал тревожную тишину... Сперва не понял, в чем дело, и только потом осенило — на Бессарабке не было ни одного инвалида! Шепотом мне сказали, что ночью «органы» сделали облаву, собрали всех киевских инвалидов и эшелонами отправили подальше от города, чтобы они своим видом не «смущали» горожан...»

Это была одна из акций, которую проводили «органы», выполняя Указ Президиума ВС СССР от 23 июля 1951 г. «О мерах борьбы с антисоциальными, паразитирующими элементами». Именно на это время, на 1950-е годы, приходится основание в Украине большинства интернатных заведений для ухода за взрослыми инвалидами. Известно, что в послевоенное время труднее всего было жителям села, которые не имели паспортов, и, чтобы выжить, они должны были много работать. В таких условиях инвалидов селили в старых зданиях, часто не приспособленных для проживания людей с особыми потребностями, за сотни километров от Киева и за десятки километров от областных центров. О предоставлении каких-либо социальных услуг речь вообще не шла, главной задачей новообразованных заведений было просто обеспечить место, где инвалиды могли бы дожить до смерти.

Но высшему партийному руководству страны и этого оказалось мало. В одной из докладных министр внутренних дел СССР С.Круглов так очертил состояние дел в борьбе с «нищими»: «Борьба с попрошайничеством усложняется... тем, что многие из нищих отказываются от направления их в дома инвалидов... самовольно оставляют их и продолжают попрошайничать... В связи с этим было бы целесообразно применить дополнительные меры по предотвращению и ликвидации попрошайничества… Для предотвращения того, чтобы инвалиды и престарелые граждане, не желающие проживать там, сами покидали дома для престарелых и инвалидов, чтобы лишить их возможности заниматься попрошайничеством, часть существующих домов для престарелых и инвалидов превратить в дома закрытого типа с особым режимом...»

Фактически это было началом создания системы содержания людей с особыми потребностями подальше от трудящихся — чтобы не мешали «мирно работать на стройках социализма».

Чего глаза не видят, того сердцу не жаль?!

Со времени учреждения первых психоневрологических интернатов и домов инвалидов прошло уже свыше 60 лет, но система предоставления медико-социальной помощи для лиц со стойкими психическими расстройствами изменилась очень мало. Конечно, постепенная гуманизация всей сферы социальных услуг не обошла и психоневрологические интернаты: в отдельных заведениях введены должности врачей-реабилитологов, терапевтов, психотерапевтов; клиенты обеспечены минимальным комплексом медицинских препаратов и процедур. Некоторые руководители «выбивают» у государства и благодетелей сложное медико-реабилитационное оборудование, пытаются хоть как-то разнообразить серые будни своих подопечных.

Но большинство приютов — 108 из 151 — так и остаются в глубоко отдаленных селах и хуторах и, кроме крыши над головой и минимального рациона питания, ничего предложить не могут. Родственникам очень сложно посещать своих близких (со многими селами, где расположены интернаты, нет даже системного автобусного или железнодорожного сообщения), а общественным активистам и волонтерам (которых пока что немного, но они хотят помогать) делать свое доброе дело.

Отдаленность — лучшее прикрытие для многочисленных нарушений прав человека: об этом никто не сообщит, не напишет в газету, а следовательно, не появится сюжет на телевидении. Так много лет происходило в Новосавицком психоневрологическом интернате Одесской области, Зяньковецком психоневрологическом интернате Хмельницкой области и, возможно, и далее происходит в десятках других.

Жестокое обращение

Жестокое обращение для многих клиентов интернатов — это уже их повседневность. И причина часто не в том, что там работают жестокие люди, а в том, что у них нет элементарных навыков обращения с людьми с особыми потребностями, они не знают, как их квалифицированно обслуживать, особенно в периоды обострения их заболеваний. Поэтому так широко практикуются в интернатах успокоительные инъекции, привязывание к койкам, изоляция в отдельных комнатах.

Большинство персонала интернатов не имеет даже минимальной подготовки для работы в социальной сфере и сфере предоставления медицинских услуг. Это люди, всю жизнь проработавшие на земле, а когда развалились колхозы, они вынуждены были искать работу где угодно. Интернат в каком-то отдаленном селе стал самым крупным работодателем пусть и с низкой, но со стабильной зарплатой. К младшему медицинскому персоналу требования очень простые: выполнять всю сложную, грязную, нервную работу по обслуживанию больных.

Медицинские услуги

Низкий уровень предоставления медицинских услуг в психоневрологических интернатах обусловлен их ведомственной подчиненностью Министерству социальной политики Украины. Почти все они являются медико-социальными заведениями, которые предназначены, в частности, предоставлять круглосуточное медицинское обслуживание, в том числе и неотложную медпомощь до госпитализации клиента, консультативную помощь и стационарное лечение на базе закрепленных лечебно-профилактических заведений здравоохранения. Кроме того, клиенты должны быть обеспечены слуховыми аппаратами, очками, протезно-ортопедическими изделиями, зубным протезированием, специальными средствами передвижения (кроме моторизованных), медикаментами и жизненно необходимыми лекарствами в соответствии с медицинским выводом.

Фактически же в интернатах предоставляется только часть указанных услуг. Клиенты могут рассчитывать на полное медицинское обследование один-два раза в год, ежедневную проверку состояния здоровья, неотложную медпомощь, а также минимальный перечень лекарств в случае необходимости (обезболивающее, препараты против кашля и т.п.). Но об адаптационно-поддерживающей терапии психотропными или наркотическими средствами и о медикаментозном лечении болезни, к сожалению, вообще речь не идет.

Причина — неудовлетворительное финансирование. Так, в соответствии с постановлением Совета министров Украинской ССР от 11 января 1989 г. №14 «О нормах затрат на питание и медикаменты в домах-интернатах для престарелых и инвалидов», «расчетные денежные нормы затрат на приобретение медикаментов в домах-интернатах для престарелых и инвалидов (взрослых), в профтехучилищах-интернатах для инвалидов и техникумах-интернатах для инвалидов составляют 26 копеек на человека в день». Эти нормы действуют и сейчас! По словам директоров интернатов, в случае резкого обострения состояния клиента его на несколько недель отправляют в психиатрическую больницу (в подчинении МЗ). Такое отношение к больным приводит к тому, что они просто доживают свой век, а их болезни приобретают хроническую форму.

Обеспечение клиентов медицинскими средствами и аппаратурой также неудовлетворительное. Оборудования часто не хватает, а имеющееся — большей частью устаревшее. Вспомогательные средства передвижения (прогулочные ходунки, трости с квадратными опорами и т.п.) — вообще редкость. Кроме того, в условиях заведения не всегда ими и воспользуешься (часто нет заасфальтированных дорожек, пандусов, поручней, возможности спуститься с верхних этажей и т.п.).

Отдельная проблема — недостаток медицинского персонала. Не каждое заведение имеет соответствующие нормативам должности врачей (обычно отсутствуют психологи, гериатры, специалисты по физической реабилитации, стоматологи), не хватает младших медицинских сестер. Беспокоит и их квалификация, прежде всего отсутствие знаний и навыков по уходу за инвалидами. К сожалению, о соответствующем обучении своего медицинского персонала заботятся только некоторые директора заведений. При этом сами врачи и медсестры отмечают, что остро нуждаются в хотя бы консультациях по содержанию подопечных с особыми потребностями и в повышении своей квалификации.

Связь с внешним миром

Большинство интернатных заведений расположены далеко от областного центра (преимущественно в небольших городах и селах), что существенным образом усложняет доступ к ним представителей как государственных, так и общественных организаций, волонтеров, которые могли бы помочь им в решении проблем. Приюты полностью выпадают из информационного пространства (до сих пор не созданы веб-сайты интернатных заведений): общество не знает ни об их проблемах, ни о том, чем им можно помочь (отсутствующий список потребностей), ни о достижениях и положительном опыте отдельных заведений.

Психоневрологические интернаты большей частью выбирают позицию полнейшей изоляции от внешнего мира и даже не пытаются привлечь посторонних лиц к решению «внутренних» проблем. Открытость сотрудничеству с учреждениями гражданского общества полностью зависит от заинтересованности в этом администрации заведения. Одни ищут поддержки и помощи где только возможно — у местной общины, властных структур, неправительственных организаций; размещают информацию о своих потребностях в Интернете, приглашают к сотрудничеству всех, кому небезразлична судьба их подопечных (общественные организации, волонтеров, школьников соседних школ и пр.). Другие же даже не пытаются что-либо делать.

Еще одна проблема интернатных заведений — отсутствие условий для продолжительных свиданий с родственниками. Для этого родители или опекуны должны забирать родных с собой на несколько дней, написав соответствующее заявление.

Почти во всех заведениях встречи проводятся в специально отведенной комнате для свиданий. Но ни в одном не созданы условия для того, чтобы родные подопечных могли остаться с ними дольше, чем на несколько часов, переночевать. Это могло бы решить многие проблемы. Во-первых, из-за территориальной отдаленность интернатов родственники должны потратить много времени и денег на дорогу, чтобы приехать только на несколько часов. Во-вторых, часть клиентов, проживающих там, происходят из малообеспеченных семей, для которых материально сложно забирать родственника на несколько дней.

Нормативно-правовыми документами для клиентов интернатных заведений предусмотрен отпуск — не более чем на два месяца подряд. Но, учитывая психические особенности подопечных приютов, их потребность в социализации и реабилитации, было бы очень уместно создать условия для продолжительного свидания с родными.

Перечень проблем можно продолжать, но и так понятно: чем дальше находится заведение, тем меньше у него шансов дождаться поддержки от нас с вами. Отдаленность граничит с забвением. Нам в нашей жизни, с кучей собственных проблем, становится просто не до некоторых там «психов», которые находятся под опекой государства. Мы «оградились» от «них» расстояниями, заборами, определениями «спец-» и «психо-». Мы разделили мир на «мы» и «они». Но они — такие же, как и мы, только с особенностями развития. Они дают нам возможность по-иному посмотреть на нашу жизнь, задуматься над тем, какие мы, помочь объясниться.

Одним из возможных вариантов решения очерченных выше проблем могла бы стать оптимизация системы психоневрологических интернатов, которых в Украине 151. Можно было бы сократить малокомплектные (16 психоневрологических интернатов обслуживают 100 и меньше клиентов), отдаленные, мало приспособленные для обитания приюты с недоукомплектованным персоналом, переведя их подопечных в более приспособленные для предоставления социальных услуг интернаты, которые расположены ближе к областным центрам или крупным городам. Это дало бы возможность «включить» эти заведения в социальную жизнь общины, облегчило бы людям, желающим помочь тамошним жителям, реализовать свое желание, а следовательно, помогло бы гуманизировать наше общество.
 ОТЧЁТЫ О ПОЖЕРТВОВАНИЯХ:
В 2019 году
вы пожертвовали
418 705 гривен

Расходы "Хелпуса" в 2019:

19 тяжелобольным: 393 638 грн.
Психоневрологическим интернатам: 56 612 грн.
Служебные нужды: 900 грн.
Всего расходов: 451 149 грн.

Всего с 2012 оказано помощи
на сумму 4 603 079 гривен

Спасибо!

Детальные отчёты >>>



 
Контактная информация