Трудные шаги к милосердию

На Кировоградщине нет ни одного хосписа и даже отделения паллиативной помощи
Автор: Светлана Орел, gazeta.zn.ua Опубликовано: 12 февраля 2013, 11:30 1886

Моя мама умерла в реанимации... Я навещала ее в больнице, мы разговаривали, она пробовала шутить, но силы ее уже оставляли... Мама очень боялась, что станет для нас обузой. Господь был милостив к ней — она отошла в мир иной, никого не обременяя.

Но сколько людей покидают мир долго, тяжело, с невыносимыми болями и мучениями! И не всегда близкие могут уделить им достаточно внимания, а многие из них, как моя мама, наверное, и не хотели бы обременять родных. В позапрошлом столетии, когда семьи в основном держались вместе, была живая и действенная вера в Бога, а духовность еще не стала пустым звуком, эта проблема решалась на семейном уровне. Но сегодня, когда так много одиноких пожилых людей, сознание которых во времена советской власти было "материализовано", проблема смерти, отхода в мир иной становится все острее. Впрочем, найдено универсальное средство ее решения — хоспис.

Первый хоспис открыла английский врач Сислей Сандерс в 60-е годы прошлого века. Ей пришлось ухаживать за мальчиком, умиравшим от рака. Общаясь, и ребенок, и врач пришли к выводу, что у человека, который вышел на прямую дорогу к смерти, должно быть место, где за ним присмотрят, поймут и поддержат. Все свои средства — 500 фунтов стерлингов — мальчик оставил на строительство такого учреждения. И Сандерс создала хоспис святого Христофора, который открыт до сих пор. Со временем были разработаны стандарты паллиативной помощи, предусматривающие полное обезболивание, создание комфортных бытовых и психологических условий для умирающего и его родных.

На постсоветском пространстве хосписы появились лишь в 1990-х годах. В Украине девять хосписов, кроме того, в каждой второй области паллиативная помощь предоставляется в специализированных отделениях при больницах. На Кировоградщине ничего этого нет, за исключением городского приюта "Милосердный самаритянин", функционирующего благодаря энтузиазму старосты одной из церковных общин города Ивана Галушки и его единомышленников. Но приют предоставляет, скорее, гериатрическую помощь, а вот специализированную паллиативную жителям области получить практически негде.

А еще недавно дело, казалось бы, сдвинулось с места. Более года назад по инициативе тогдашнего заместителя городского головы Ларисы Андреевой в городской бюджет заложили полмиллиона гривен, чтобы подготовить проектно-сметную документацию для реконструкции одного из корпусов первой городской больницы, где можно было бы разместить хоспис. Провели семинар руководителей подобных учреждений из других областей, в СМИ появилась информация, что через год при условии достаточного финансирования хоспис в Кировограде откроют.

Но... Лариса Николаевна заняла другую должность, деньги израсходовали на ремонт крыши детского отделения той же больницы, а вопрос о хосписе повис в воздухе. Теперь он, похоже, заботит разве что общественные и благотворительные организации. Руководитель проекта по паллиативной помощи Кировоградской областной благотворительной организации "Открытое сердце" Виктория Линцова на собственном примере убедилась, насколько важна такая помощь, предоставленная своевременно. В какой-то момент она узнала, что ей, ВИЧ-инфицированной, жить осталось недолго — в Украине еще не было антиретровирусных препаратов. Ей оказали помощь в специализированной больнице, расположенной на территории Киево-Печерской лавры, причем не столько врачи, сколько священники, с которыми девушка вела неспешные беседы. После этого у нее изменилось отношение и к болезни, и к смерти. Сегодня Виктория помогает тем, кто, как когда-то она сама, оказался наедине со смертью.

Об этом она рассказала на семинаре "Паллиатив — шаг к милосердию", недавно состоявшемся в Кировограде. К сожалению, на семинар не пришел ни один представитель управленческих структур здравоохранения ни города, ни области. Активно участвовал в этом мероприятии только внештатный специалист по паллиативной и хосписной помощи областного управления здравоохранения Михаил Макаревич. Не имея возможности принимать определенные управленческие решения, он мог только проанализировать работу службы паллиативной и хосписной помощи за 2012 г. и констатировать, что на данный момент нет ни учреждений, ни выездных бригад, а бюджетные затраты на работу таких учреждений не предусмотрены.

Однако Михаил Макаревич, врач областного онкодиспансера, понимает необходимость этой помощи. Ведь не секрет, что часть пациентов онкодиспансера получает особую выписку: фактически их отправляют домой умирать. Всегда ли близкие готовы достойно пережить страдания родного человека (специальная бригада "скорой" дважды в сутки делает обезболивающий укол, но действует он всего четыре часа; а таблетированный морфин не зарегистрирован только у нас и в Азербайджане!) в постоянном ожидании смерти? Не будем морализировать — далеко не каждый способен пройти подобные испытания.

Виктория Линцова с дрожью в голосе вспоминала об одной из своих подопечных. У нее была четвертая стадия рака груди. Сын отказался ухаживать, и несчастная женщина постоянно жаловалась на то, что "скорая" приезжает несвоевременно — вместо шести часов утра медсестра со спасательным обезболивающим появлялась в одиннадцать. Ясное дело, "скорая" не прохлаждается, но каково пережить эти часы одинокому человеку наедине с невыносимой болью? Еще одна ужасная ситуация, уже из практики Михаила Макаревича. Сын онкобольной, узнав, что его мать выписывают из больницы умирать, повесился в приемной палате...

Михаил Григорьевич убежден: при онкодиспансере должен быть хоспис, поскольку даже по данным ВОЗ в паллиативной помощи нуждаются не менее 80% неизлечимых онкобольных и еще 60% тех, кто оказался на пограничной стадии хронических соматических заболеваний. По расчетам Макаревича, нашей области нужно как минимум сто хосписных коек, а учреждение должно иметь статус областного, чтобы его услугами могли пользоваться не только горожане, но и сельские жители. Ведь Кировоградщина входит в тройку регионов с наивысшими показателями по онкопатологии: к концу прошлого года насчитывалось 670 онкобольных в четвертой стадии, из них 187 — в областном центре, ежегодно об этом страшном диагнозе узнают около 4,5 тыс. человек.

По мнению Михаила Макаревича, желающих работать в отделениях паллиативной помощи будет достаточно. В подтверждение сказанному преподаватель Кировоградского медицинского колледжа Татьяна Гут сообщила, что немало студентов хотят стать волонтерами в этой сфере. Международные фонды готовы взять на себя до 60% затрат! Но ведь нужна еще добрая воля власти, которая выделила бы остальные средства, а заместитель начальника управления здравоохранения Кировоградской облгосадминистрации Александр Скрипник будто и не замечает проблему. Мол, пока министерство не предоставит нормативную базу — штаты, расходы, структуру — изменить ситуацию невозможно, поскольку любые бюджетные затраты на эти нужды могут расценениваться контролирующими органами как нецелевые. Как же существуют хосписы в других городах? "Ну, может, хосписы и существуют, но вообще паллиативная помощь у нас не обеспечена нормативно-распорядительной базой. На каком основании, к примеру, можно открыть соответствующее отделение при райбольнице?" — удивляется чиновник.

Действительно, это направление в области фактически на нуле. В прошлом году в пяти райбольницах открылись кабинеты боли, но какова нагрузка, насколько они эффективны и какие потребности — неизвестно. В разных медицинских учреждениях области функционирует 18 специализированных коек паллиативной помощи. Но опять же, как организована эта работа — на энтузиазме и милосердии главврачей?

А что в областном центре? Начальник управления здравоохранения Кировоградского городского совета Оксана Макарук сообщила, что при центральной городской больнице планируется открыть отделение паллиативной помощи на 20 коек, которое будет финансироваться из городского бюджета. Но полноценный хоспис, для которого необходимо и отдельное помещение, и штат, он не потянет.

Вот и получается: кто в лес, кто по дрова. Нет влиятельного человека, который бы всерьез взялся за этот вопрос, тем более что для его решения не нужны большие средства, главное — добрая воля, настойчивость, объединение усилий областной и городской власти, специалистов, волонтеров и общественности. А нормативная база добавится.

Верующие считают, что страдание перед смертью даются человеку, чтобы его душа очистилась от земных грехов. Но наша капелька доброты для облегчения этих страданий — и для Господа, и для людей...


Хелпус - шанс для тех, кто уже не ребёнок

Детям легче получить помощь, но оказаться в беде может каждый. Хелпус сообщает обществу о тех, кто попал в беду, независимо от возраста.
Мы тщательно проверяем просьбы, защищаем жертвователей от мошенничества и даем возможность эффективно помогать наиболее нуждающимся.