Инвалиды: параллельная реальность?

Почему нам режут слух слова «слепые смотрят телевизор»? Что такое «высокомерие неудачников» и почему оно свойственно людям без инвалидности в общении с человеком на коляске?
Автор: Оксана Головко, neinvalid.ru Опубликовано: 1 февраля 2013, 17:00 1654

Почему нам режут слух слова «слепые смотрят телевизор»? Что такое «высокомерие неудачников» и почему оно свойственно людям без инвалидности в общении с человеком на коляске? Колонка Оксаны Головко: несколько слов в защиту тех, кто об инвалидности ничего не знает.

Когда я несколько лет назад готовила интервью с Дианой Гурцкая, кого-то то ли из корректоров, то ли из редакторов смутила фраза певицы про то, какие передачи она смотрит по телевизору.

Мне ничего в этой фразе странным не казалось. Я как-то уже давно поняла, что незрячие читают книги, смотрят фильмы, люди на колясках ходят гулять и так далее. Если разные люди выполняют те или иные действия несколько иначе, наверное, придумывать новые слова незачем. Однако раз редактора или корректора смутило, решила посоветоваться с Дианой. «Не нужно менять, это же естественно – смотреть телевизор. Что еще с ним делать! А те, для кого эта фраза звучит странно, пусть привыкают», - чуть ли не хором ответили певица и ее муж Петр Кучеренко.

«Привыкают» - действительно очень важное замечание. Мы постоянно пишем и говорим, что у нас в стране на людей с особенностями зрения, слуха, с трудностями в передвижении часто смотрят как на неведомых зверушек.

Самое странное, что в этом замечены даже медики. «Как вы едите? Ложку мимо рта не проносите?» - странный вопрос, который слышал, наверное, каждый незрячий, задала моей знакомой барышне однажды врач… Девушка даже растерялась: как даме с медицинским образованием, вроде бы полностью вменяемой, отвечать на это?!

Да, подобные вопросы вызывают раздражение, так же как и оглядывание на улице, и глупые советы особо сердобольных граждан. Но… Как вот эти самые граждане могли узнать что-либо про тех людей, у которых есть какие-то физические особенности? Когда последний раз вы встречали на улице человека с белой тростью или в инвалидной коляске? Давно, вот именно…

Как-то в раннем детстве я в магазине вдруг увидела чернокожего человека. Видимо, чернокожие люди нечасто появлялись в конце семидесятых в хозяйственных магазинах Казани, поскольку я, двухлетняя, отчаянно завопила: «Дядя грязный, его надо мыть, мыть, мыть!». Родители быстро утащили меня из магазина, на ходу объясняя, что у людей может быть другой цвет кожи.

Получается, что у современного общества кругозор остался примерно на уровне несмышленой девочки.

Получается замкнутый круг: на незрячих, или тех, кто общается жестами, или на людей в инвалидных колясках обыватель начинает глазеть на улице, потому что почти никогда не видел подобных людей, и смотреть на них, в общем-то, негде.

По телевизору, например, увидеть человека в инвалидной коляске или незрячего почти невозможно. Ну разве только в какой-нибудь очередной программе, давящей на жалость, где «люди с ограниченными возможностями» выступают в роли все тех же неведомых зверушек. (Такими же зверушками, кстати, могут еще выставить многодетных матерей.) Или в сюжете из серии: «Ах, он такой-эдакий, вот ведь, рук нет, а поет»... Причем неважно, хорошо поет, плохо… Главное – умилиться и – забыть.

Почему там нет нормальных сюжетов про людей с инвалидностью? Почему никто не рассказывает, как живут люди, среди которых много талантливых? Просто как о нормальном явлении, а не о пришельцах из параллельной реальности.

Я, кстати, раньше тоже не думала о людях с какими-то физическими особенностями. При том, что ездила в Сергиево-Посадский детский дом для слепоглухих детей, спорила там даже с одним молодым человеком о книге «Полет над гнездом кукушки». Правда, мне выслушать собеседника было проще, достаточно попросить: «Говорите помедленнее», - как он начинал говорить (тактильно, рука – в руку) медленно и понятно. А понять меня, как я корявыми пальцами складываю слова, было непросто.

Но все-таки это был другой, параллельный мир. В моем мире подобных людей не было.

Пока моя сестренка не потеряла зрение. Тогда оказалось, что нет никаких других миров, что разделение это – искусственное, кем-то (нами, наверное, нами) созданное. Оказалось, что повсюду – самые обычные люди: и блестяще образованные, и не очень, и умные, и глупые, самозабвенно работающие и бездельники, которые вечно жалуются на судьбу.

Только вот про некоторых из этих людей, про тех, кого принято называть инвалидами, общество по-прежнему ничего не знает. Да и они сами не стремятся выходить в это «общество». Все-таки там не слишком уютно: много машин и мало звуковых светофоров, мало пандусов, есть риск столкнуться в лучшем случае с дикарским (вроде моей детской реакции) отношением, в худшем – с откровенным хамством и злобой: «Ходят, мешают тут»… Многим оказывается комфортнее в собственном небольшом искусственно созданном мире.

Так что процесс «знакомства» людей с людьми должен быть все-таки двусторонним.

Надо меняться. И, естественно, начинать с себя. Неплохо было бы убрать в том числе «высокомерность неудачников», когда хочется найти того, кто, на первый взгляд, слабее и пожалеть.

И может быть, все-таки когда-нибудь уйдет разделение на «мы» и «они». И мы все начнем радоваться друг другу или сердиться, испытывать симпатию или антипатию просто исходя из личностных качеств друг друга. Поймем, что создавать семьи, дружить, работать можно с любыми людьми, независимо от их способности передвигаться, смотреть на мир и слышать. Главное, как говорится, личные качества…

И тогда и жалостливости не будет из серии: «Ой, мне нагрубил человек в коляске, ну ладно, чего с него, болезного, взять! Неинвалидов я умею одним словом поставить на место».

В идеале, конечно, нужно искренне любить всех людей. Но для начала хотя бы попробовать относиться ко всем просто по-человечески, без каких-либо дополнительных разделений…


Хелпус - шанс для тех, кто уже не ребёнок

Детям легче получить помощь, но оказаться в беде может каждый. Хелпус сообщает обществу о тех, кто попал в беду, независимо от возраста.
Мы тщательно проверяем просьбы, защищаем жертвователей от мошенничества и даем возможность эффективно помогать наиболее нуждающимся.