Высшая мера социальной защиты

Пенсии недееспособных воспитанников психоневрологических интернатов зачастую не используются из-за несовершенства законодательства и боязни директоров интернатов «нарушить закон».
Автор: Альберт Павлов, helpus.org.ua Опубликовано: 13 января 2015, 22:00 1537

Высшая мера социальной защиты

Как пошутил один из сотрудников системы психоневрологических интернатов, лишение человека дееспособности – это «высшая мера социальной защиты». Мера эта заключается в передаче определенных гражданских прав от недееспособного человека к опекуну – родственнику, либо директору психоневрологического интерната. В течение полутора лет мы, сотрудники запорожского фонда «Счастливый ребёнок» и проекта «Хелпус», пытаемся разобраться, насколько эффективно расходуются пенсионные средства во благо самих воспитанников.

Ниже приведена пусть и не слишком интересная, но очень важная информация, от которой в конечном итоге зависит благосостояние сотен людей с особыми потребностями

Согласно украинскому законодательству, недееспособные воспитанники психоневрологических интернатов получают 25% от своей пенсии на личные счета в банках. Другие 75% поступают в распоряжение учреждения, в котором проживают воспитанники.

В ноябре 2014 мы направили запросы во все психоневрологические интернаты Запорожской области с целью узнать, сколько недееспособных воспитанников находится под опекой директора в каждом из интернатов, какова общая сумма средств, хранимых на счетах воспитанников, и какая часть этих средств хранится на депозитных счетах.

История нашей переписки с интернатами и министерством

Согласно информации от Черниговского интерната , на пенсионных текущих счетах 57 недееспособных воспитанников находятся 838 312 грн, на депозитных счетах – 142 000 гривен.

Что означают эти цифры?

Во-первых, то, что в среднем у каждого воспитанника на счете хранится более 17 000 гривен. Если принять ежемесячную выплату в 325 гривен, то это означает, что более 4 лет пенсии не тратились, а накапливались. При этом, любой разумный человек, если уж и хранил бы деньги в банке, то не на текущем, а на депозитном счете, под 12- 20% годовых. Но и этого не было! Большая часть средств пролежала на текущем счете. В то же время, в среднем каждый воспитанник мог бы получать в год дополнительный доход около 2000 гривен за счет процентов по вкладу.

Во-вторых, вследствие инфляции произошло значительное обесценивание пенсионных средств. Для воспитанников можно было бы покупать специальные кровати, противопролежневые матрасы, медикаменты, телевизоры или муз. центры, путевки в санаторий или организовывать экскурсии, лечить зубы и найти ещё массу способов улучшить жизнь этих людей. Вместо этого деньги просто пролежали в банке и потеряли чуть ли не половину своей стоимости.

В-третьих, для тяжелобольных или пожилых людей – в случае смерти воспитанника накопленные на его счету средства переходят государству через полгода. В неформальном разговоре с одним из директоров он посетовал, что нередко на счетах умерших воспитанников остаются суммы по 30-50 тысяч гривен. Которые невозможно использовать.

В чем же смысл такой «социальной защиты», если беспомощный человек не в силах получить никакой пользы от законно принадлежащих ему средств?

Этот вопрос мы задавали и министерству соцполитики, управлению соцзащиты Запорожской облгосадминистрации, и директорам интернатов.

Министерство на наше предложение дать разъяснение о порядке использования этих 25% пенсий, дало невнятный ответ, повторив тезис о том, что опекуном является директор учреждения.

Департамент соцзащиты Запорожской ОГА пообещал разобраться, но в то же время отметил, что не может указывать официальным опекунам-директорам, как им распоряжаться пенсиями. Кроме того, почему-то в департаменте считают рискованными хранение средств на депозитах, в то же время не считают риском хранение средств на текущем счете.

Директора интернатов ведут себя по-разному. Некоторые активно расходуют пенсионные средства, и берут согласие на использование пенсий у опекунского совета при сельсовете или райгосадминистрации, либо у общественного совета при интернате. В том же Преславском интернате мы видели немало крутых плазменных телевизоров, закупленных для воспитанников за пенсионные деньги. В Кировском интернате использовали пенсии для организации поездки воспитанников в Киев, и для поездок выходного дня на море. Другие интернаты всего боятся, ничего не закупая воспитанникам за счет пенсий.

Но все директора отмечают, что, так как четкого порядка использования пенсионных средств нет, то чтобы избежать претензий прокуратуры, проще вообще не использовать эти средства.

Мы обращаемся к министерству соцполитики и министерству юстиции, к народным депутатам, к юристам-волонтёрам – помочь в разрешении вопроса использования 25% пенсий, во благо воспитанников интернатов. Разработать четкую методику и алгоритм использования этих средств, чтобы директора не боялись тратить эти деньги, а наоборот отвечали за несвоевременное или неэффективное их использование.

Воспитанники интернатов – это люди, живущие в очень непростых условиях, в замкнутой, однообразной обстановке, испытывающие мучения от своей болезни. Так зачем же наше государство создаёт иллюзию заботы о них, выделяя помощь, которую невозможно использовать?

Будем рады, если с нами поделятся опытом работы с пенсионными деньгами директора интернатов из разных областей Украины, а также волонтёры, юристы и общественные организации.

Пишите нам – helpus@helpus.org.ua , звоните - +3 8 066 513 34 35


Хелпус - шанс для тех, кто уже не ребёнок

Детям легче получить помощь, но оказаться в беде может каждый. Хелпус сообщает обществу о тех, кто попал в беду, независимо от возраста.
Мы тщательно проверяем просьбы, защищаем жертвователей от мошенничества и даем возможность эффективно помогать наиболее нуждающимся.